Реформы следственного комитета 2018

Реформа следственного комитета в 2019 году

Реформы следственного комитета 2018

Четверг, 23 мая года День образования Следственного комитета Российской Федерации будут отмечать все причастные 15 января года Елена Зимогляд Это молодой праздник, в году данному ведомству исполняется всего 8 лет.

Оно было организованно 15 января года по предложению президента РФ. Следственный комитет наделен уполномочиями в проведении предварительного следствия по самым сложным, и значимым для Российской Федерации, уголовным делам.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

  • Чайка снова выступил за создание единого Следственного комитета при прокуратуре
  • Бастрыкин остается, СК РФ — тоже
  • Реформа следственного комитета в 2019- 2019 году последние новости
  • Пытки Свидетелей Иеговы в Сургуте. Заключения специалистов и выступления адвокатов
  • Реформа ФСБ в 2019 году
  • Следственный комитет настаивает на независимости от прокуратуры

Чайка снова выступил за создание единого Следственного комитета при прокуратуре

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Реформа МВД России в 2019 году

История следственных органов История следственных органов История белорусского следствия во многом связана со сложившейся системой права в дореволюционной России, а затем и в СССР. В Российской империи постоянно действующий Следственный аппарат был создан Судебными уставами г.

Принципиально важно, что, несмотря на то что производство предварительного расследования поручалось должностным лицам судов, со времени введения в г. На прокуроров, в соответствии с Уставом уголовного судопроизводства, возлагался надзор за следствием.

При этом прокуроры получили достаточно широкие надзорные полномочия за расследованием судебными следователями уголовных дел, в то же время прокуроры лишены были права производства предварительного расследования.

В дальнейшем, за истекшую полуторавековую историю своего функционирования, следственный аппарат претерпел немало организационно-структурных перестроек, связанных с изменениями социально-политического строя и решаемых им практических задач.

Со временем он возродился в виде народных следователей при судах, а впоследствии должности следователей при судах были упразднены и введены в органах прокуратуры, за которыми были также сохранены функции по осуществлению надзора за законностью предварительного расследования уголовных дел, а также в органах внутренних дел и государственной безопасности с сохранением за ними функций по осуществлению оперативно-розыскной деятельности по предупреждению, выявлению, пресечению преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Предварительное расследование в Республике Беларусь производилось следователями прокуратуры, органов внутренних дел, государственной безопасности и финансовых расследований.

Все они входили в структуру соответствующих ведомств. Создание Следственного комитета Республики Беларусь положило начало коренной реформе белорусской правоохранительной системы.

Решение о его создании было принято 2 августа года на проведенном под руководством Главы государства совещании по вопросу совершенствования системы органов предварительного расследования. Образованию Следственного комитета предшествовала масштабная научная и аналитическая работа, изучался зарубежный опыт, оценивалась современная ситуация в правовой и общественно-политической сферах.

Из системы органов прокуратуры был выделен следственный аппарат, из системы органов внутренних дел и системы органов финансовых расследований Комитета государственного контроля — подразделения предварительного расследования. задача, поставленная перед Следственным комитетом, — это улучшение качества, оперативности и эффективности предварительного следствия.

Любое уважающее себя государство именно эту задачу ставит во главу угла. Лукашенко 14 июня года во время церемонии вручения Знамени Следственного комитета Республики Беларусь. Указом Президента Республики Беларусь от 10 ноября г.

Положение о центральном аппарате Следственного комитета Республики Беларусь; Положение о порядке прохождения службы в Следственном комитете Республики Беларусь; Дисциплинарный устав Следственного комитета Республики Беларусь; текст Присяги сотрудника Следственного комитета Республики Беларусь; перечень соответствия специальных званий сотрудников Следственного комитета Республики Беларусь классным чинам прокурорских работников, воинским званиям, специальным званиям сотрудников органов внутренних дел, работников органов финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь.

Закон Республики Беларусь от 13 июля г. Основными задачами Следственного комитета являются: Какую социальную сеть или мессенджер вы используете чаще всего?

История следственных органов История следственных органов История белорусского следствия во многом связана со сложившейся системой права в дореволюционной России, а затем и в СССР. В Российской империи постоянно действующий Следственный аппарат был создан Судебными уставами г.

Источник: https://marine360online.com/grazhdanskoe-pravo/reforma-sledstvennogo-komiteta-v-2019-godu.php

Следственный комитет настаивает на независимости от прокуратуры

Реформы следственного комитета 2018

11.09.2018 20:24:00

Ведомство Бастрыкина вдруг вспомнило о прошедшем некруглом юбилее

Фото агентства городских новостей “Москва”

Следственный комитет (СК) неожиданно высказался по проведенной чуть более 11 лет назад реформе правоохранительной системы, когда это ведомство впервые обособилось от прокуратуры.

Это изменение в СК, понятное дело, продолжают оценивать сугубо положительно. Эксперты подчеркнули, что, конечно, не следует восстанавливать прежнюю систему, но надзор над следствием прокурорам следовало бы вернуть.

Неюбилейный пресс-релиз эксперты восприняли как отражение внутриаппаратной борьбы.

В СК заявили о «безусловной правильности» разграничения функций надзора и следствия. В отчете, размещенном на сайте ведомства Александра Бастрыкина, говорится, что его 23,6 тыс. сотрудников «успешно раскрывают преступления различных категорий» – будь то убийства или экономические нарушения.

Заявили в СК и о своем вкладе в патриотическое воспитание молодежи.

«Сравнительно молодое ведомство шаг за шагом создавало собственный авторитет и сегодня занимает одно из ведущих мест в правоохранительной системе государства», – говорится в заявлении.

Отмечается, что СК называют структурой «с человеческим лицом» за внимательное отношение к людям, понимание их проблем и мгновенную реакцию на малейшие нарушения их прав.

Эксперты «НГ» подтвердили, что выделение следствия из прокуратуры было правильной мерой,  однако к ее реализации есть масса претензий. Например, такая, что значительное урезание надзорных полномочий прокуратуры негативно сказалось на правах и свободах граждан.

По словам юриста компании «Ильяшев и партнеры» Дмитрия Константинова, в настоящее время в госаппарате есть те, кто ратует за возвращение прежней системы. Возможно, поэтому СК и подготовил столь положительный отзыв о своей деятельности. Сам же эксперт убежден, что правильнее было бы и дальше концентрировать следственные функции в одном органе.

Управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский считает, что возвращение СК в прокуратуру означало бы шаг назад: «Разделение ведомств было сделано для повышения контроля над следствием и сокращением числа нарушений при его проведении». Однако, по его словам, нужны и изменения в работе следствия, поскольку сейчас ее вряд ли можно назвать эффективной. Он отметил, что слишком многое в СК делается ради статистики. Нужно вернуть прокуратуре надзорные полномочия в полном объеме, считает Корчаго.

По словам советника Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Нвера Гаспаряна, выделение СК из прокуратуры было концептуально обоснованно и знаменовало собой разделение функций надзора и следствия.  Однако, заметил эксперт, действующая система оказалась неудачной из-за своей приверженности математическим показателям.

«Когда статистика имеет приоритет над законностью, никакая схема нормально работать не будет», – подчеркнул Гаспарян. Основные проблемы нынешнего СК, по его мнению, заключаются в отсутствии действенного прокурорского надзора и неудовлетворительном судебном контроле через процедуры.

Прежде всего имеются в виду процедуры заключения под стражу и продления сроков содержания под арестом.

«Когда суды стараются соглашаться со всеми решениями, принимаемыми следственными органами, и не стремятся выявить допускаемые нарушения закона –  например, при продлении сроков содержания под стражей, то следственные органы развиваются по собственному усмотрению. При такой системе практически невозможно доказать невиновность лица – и в этом ее основной дефект», – заявил эксперт.

По словам советника юридической фирмы «ЮСТ» Игоря Пастухова, позиция ведомства, которое ратует за свое совершенство и намерено расти дальше, более чем понятна, а вот непонятна логика изъятия у прокуроров огромной части процессуальных полномочий. «Нас всегда учили аксиоме – «следователь – фигура процессуально независимая».

Но именно следователь, а вовсе не следственное подразделение. А независимое следственное подразделение – это часть бюрократической машины, которая не всегда действует в интересах потерпевшего и государства в целом», – пояснил он.

По мнению Пастухова, это и привело к тому, что процессуальная независимость следователя практически улетучилась, «он превратился просто в исполнителя процессуальных решений, принимаемых за него руководителем подразделения, который для него – «и царь, и бог, и воинский начальник».

Эксперт убежден, что нужно ограничивать процессуальные полномочия руководителей следственных подразделений и усиливать процессуально прокуроров.

Между тем, уверен Пастухов, понимание, что нынешняя система распределения процессуальных полномочий является неэффективной, проникает и в госаппарат.

Прокуратура в настоящее время выступает с предложениями о возвращении ей большой части процессуальных полномочий, о восстановлении статуса прокурора как «заказчика» гособвинения.

Эти предложения находят все большую поддержку, в том числе в Совете Федерации.

Партнер АБ «Деловой фарватер» Сергей Литвиненко, в свою очередь, заявил «НГ», что прокуратуре все же необходимо вернуть контроль над следствием. Следователи допускают огромное количество ошибок, пояснил он, в результате чего на скамье подсудимых часто оказываются невиновные.

«Устранение наблюдательной функции прокуратуры позволит не только увеличить эффективность работы следственных органов, но и ускорить процесс расследований, которые иногда тянутся годами, а также закрепит рычаги влияния на следствие, обеспечив гарантию соблюдения правовых презумпций, декларируемых государством», – подчеркнул адвокат.

Источник: http://www.ng.ru/politics/2018-09-11/3_7308_sledkom.html

Последний танец Бастрыкина: что не так со Следственным комитетом – МК

Реформы следственного комитета 2018

Мы поговорили с экспертами о возможной реформе

Сейчас тема реформы Следственного комитета опять будируется — ведь, по слухам, председатель СК Александр Бастрыкин ушел в отпуск, там 27 августа отметит свое 65-летие (в принципе предельный возраст нахождения на службе), а значит, в свое кресло может и не вернуться. И вообще якобы может уже осенью начать работу в качестве судьи Конституционного суда РФ.

А тут еще «поклонники» Бастрыкина в Сеть выложили ролик, как председатель СК танцует на праздничном мероприятии, видимо, приуроченном ко Дню следственного работника (25 июля). И, конечно, последовали далеко идущие выводы: последний танец, мол.

Тут же можно было бы припомнить, что в феврале этого года на коллегии Генпрокуратуры президент Владимир Путин просил прокуроров «существенно усилить надзор за следствием, причем на всех его уровнях».

А чуть раньше «на самом высоком уровне» вновь якобы обсуждались два варианта реформы: создание на базе СК единого следственного органа, в который войдут следователи других силовых ведомств, или возвращение следственного органа под контроль Генпрокуратуры РФ.

Вообще количество вбросов о реформе Следственного комитета можно было бы считать удивительным. Но с другой стороны, оно почти соответствует числу связанных с СК громких скандалов.

Что далеко ходить, вот последний: по делу о получении взятки от «вора в законе» Шакро Молодого за решеткой оказались высокопоставленные офицеры Следственного комитета, в том числе начальник Управления собственной безопасности СК Михаил Максименко, его заместитель Александр Ламонов, бывший руководитель Главного следственного управления СКР по Москве Александр Дрыманов.

Плюс к этому очевидно недовольство отечественных пассионариев методами СК: все эти посадки за репосты, «новые величия» и прочее закручивание гаек. Ну и, конечно, основная причина — дележка силовиками поляны.

Но это все — какая-то ненародная история. А есть очень простой народный вопрос: нам, простым гражданам России, будет лучше от реформы СК? Нужна она вообще?

Его-то мы и задали нашим экспертам.

Эрнест Валеев. Заслуженный юрист РФ, первый зампредседателя Комитета Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции. В 1993–2007 гг. — прокурор Тюменской области, в 2007–2010 гг. — заместитель Генерального прокурора РФ:

— О реформе СК я бы не стал говорить, но изменения нужны. В первую очередь надо изменить соотношение дел, по которым производится дознание и предварительное следствие.

Сегодня очень много составов преступлений отнесены именно к полномочиям предварительного следствия, хотя по ним могло бы проводиться дознание в короткий срок.

И поэтому статьи Уголовно-процессуального кодекса, которые определяют, где проводят предварительное следствие, а где дознание, они, безусловно, должны быть пересмотрены в пользу дознания. И соответственно, это за собой должно повлечь и реорганизацию следственного аппарата.

Я однозначно могу сказать, что сегодня неправильно значительно сузили прокурорский надзор за предварительным следствием, когда начальник следственного управления СК стал обладать функцией надзора. Я считаю, что в этом плане законодательство должно быть изменено в пользу увеличения объема прокурорского надзора за предварительным следствием.

Нынешнее состояние СК и объясняется как раз отсутствием прокурорского надзора. Изменения, произошедшие в 2007 году, когда СК передали функции, которыми обладала прокуратура, и за предварительным следствием прекратился внешний надзор, повлекли за собой массу отрицательных моментов.

Когда прокурор получает доступ к уголовному делу при утверждении обвинительного заключения, многие недостатки уже, к сожалению, невозможно устранить. Поэтому я остаюсь сторонником расширения объема прокурорского надзора. Не может структура сама за собой надзирать — это однозначно. Но расширение должно быть в разумных пределах, не лишая следствие самостоятельности.

Я сам работал прокурором и прекрасно понимаю отрицательные последствия отсутствия прокурорского надзора. Тем более что прокурору потом нужно поддерживать обвинение в суде.

Уже были проекты о создании единого следственного аппарата путем объединения следствия МВД и СК; были законопроекты, которые потом были отложены. Но когда и что будет, я затрудняюсь сказать.

Андрей Гривцов. Адвокат, бывший следователь по особо важным делам Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ:

— В целом существование самостоятельного Следственного комитета — это нормально. Вопрос у нас носит системный характер. Он не связан с тем, кто у нас глава СК, кто его заместители.

У нас в большей степени он связан с отношением власти к следствию.

До тех пор пока следствие, суды будут восприниматься властью как собственная дубинка и суды не будут носить независимый характер, у нас ничего хорошего не получится.

Мое мнение такое: те реформы, что происходили — а я их наблюдаю, работая в сфере уголовного преследования с разных сторон с 2002 года, — только ухудшали все, что было. У нас декларировалось, что прокурор арестовывает, потом сказали, что суд будет арестовывать.

В итоге стало хуже. Декларировалось, что следователи в прокуратуре, потом их вывели из прокуратуры. Все думали, что будет лучше, стало хуже. Поэтому мне кажется, что реформа не нужна. Лучше наконец-то вообще ничего не трогать и дать уже всем нормально работать.

Что касается Следственного комитета, то там все кадровые изменения и перестановки носят какой-то безумный, хаотичный характер. Постоянно что-то упраздняют. На моей памяти следователей центрального аппарата выводили за штат огромное количество раз.

Должности переименовывали, создавали какие-то новые управления, укрупняли, сокращали. Можно создавать отдельный следственный комитет, сливать его с кем-то, создавать единый следственный комитет из следственных органов всех структур — ничего не изменится.

Все проблемы идут, как говорится, от головы.

Николай Ковалев. Генерал армии запаса, член Комитета Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции. В 1996–1998 гг. — директор ФСБ России:

— Я считаю, что в целом Следственный комитет со своими задачами справляется, но то, что происходит совсем уж внизу… Руководство идеально реагирует на все жалобы — я скажу из своего опыта, из опыта своих коллег. Абсолютно грамотные ответы приходят, проводят проверки.

Почему сейчас многие просят взять расследование именно в центральный аппарат СК? Потому что доверяют квалификации именно этих следователей. Но повторюсь, если дойти до низа, то там существуют и злоупотребления, и работа по заказу. Это совершенно очевидно. Впрочем, о необходимости реформирования СК речи не идет.

Мировая практика показала эффективность работы именно такой структуры. Но контроль обязательно нужен. Я за усиление контроля.

Внутриведомственный контроль обязателен, это первый этап, на предмет выявления конфликта интересов. Я стою на той точке зрения, что необходимо создать институт независимых прокуроров, потому что мы все чаще и чаще наблюдаем конфликт между ведомствами. Напоминает это в определенном смысле борьбу.

Независимых прокуроров надо вывести из-под контроля Генеральной прокуратуры, чтобы они были абсолютно свободны в принятии своих решений. В наших условиях это означает одно — подчинение этой структуры Президенту Российской Федерации. Это должна быть группа объективных людей, которые имеют неподмоченную, абсолютно безукоризненную репутацию.

Я даже разрабатывал по этому поводу законопроект, потом его приостановили. Но идея эта должна сработать.

А организационно все варианты перебрали. Объединять следствие всех структур — МВД, ФСБ и так далее — неэффективно и нецелесообразно. Получается некий монстр с подчинением одному человеку.

Дмитрий Аграновский. Адвокат, правозащитник:

— Я вспоминаю Жванецкого. Историю про сантехника, который, посмотрев на кран, сказал: «Да тут всю систему надо менять». Следственный комитет — это отражение тех процессов, которые идут в государстве. Вот и все. Потому что правоохранительная система сейчас стала абсолютно обвинительной, на мой взгляд, абсолютно бесконтрольной, по крайней мере со стороны граждан.

Следственный комитет — такая вот вещь в себе, спецслужба — нуждается в постоянном контроле. Я сейчас этого контроля не вижу. Либо параметры этого контроля власть удовлетворяют. Мне один молодой судья — давно, правда, — говорил: я судья начинающий, буду давать построже, чтобы прокуратура была довольна.

Понятно, что это не имеет ничего общего с состязательностью процесса.

Как адвокат, как защитник граждан, я плохо представляю, что можно поменять собственно в СК, чтобы изменилось положение с правами граждан. Мне бы хотелось, чтобы изменения были не столько в СК, сколько в надзирающих органах. Потому что любые наши жалобы на действия следователей, они или остаются вообще без ответа, или в 99,9% случаев мы получаем отказ во всем.

Мне бы хотелось, чтобы эффективность нашей борьбы со следствием, борьбы в смысле состязательности в процессе, была выше. Чтобы суды к нам внимательнее прислушивались, чтобы внимательнее прислушивались начальники СК. Мы же имеем по закону право обжаловать действия следствия и начальнику Следственного комитета. Но это 100% отказ.

А что, могут его сотрудники быть правы в 100% случаев? Суды — почти то же самое, прокуратура — почти то же самое. Не надо забывать, что у нас оправдательных приговоров практически не выносится. Ну, скажем, 99,9% обвинительных. А по тяжким статьям оправдательных вообще нет, кроме как в суде присяжных. При такой ситуации следствие должно быть просто идеальным, безукоризненным.

А оно, мягко говоря, далеко от этого. И с каждым годом уровень падает. Конечно, мне бы хотелось, чтобы в Следственном комитете работали более опытные сотрудники. Я когда начинал работать в 1996 году, те следователи, с которыми я имел дело, это были такие дядьки лет за 50.

А когда я вел «болотное дело», там было очень много следователей, порядка ста человек; средний их возраст был, наверно, даже до 30. При всем моем уважении к ним — они в таком возрасте не могут быть достаточно опытными просто физически.

Но то, что я говорю, это не пороки собственно СК. Сейчас как ни реформируй, все равно будет получаться как в анекдоте: или пистолет, или пулемет. Я подчеркну — я это вижу: все реформы последних лет — к худшему. И реформы судебные, и реформа следствия.

Я не понимаю, зачем нужно было разделять Следственный комитет и прокуратуру. И так все неплохо работало. По крайней мере не хуже, чем сейчас. Я не понимаю, зачем нужно было менять стройную систему обжалования в кассации и надзоре и вводить апелляцию. Вот сейчас делают апелляционные суды.

Их будет 5 или 6. У нас огромная страна. Как регионы, где этих судов не будет, будут обжаловать приговоры? Поэтому я, пожив 25 лет при реформах, противник любых реформ. Пусть, наоборот, будут укреплять то, что есть.

Потому что во время реформ не до соблюдения прав человека, тут бы разобраться со своими местами и постами.

Источник: https://www.mk.ru/politics/2018/08/23/posledniy-tanec-bastrykina-chto-ne-tak-so-sledstvennym-komitetom.html

Смена главных следователей в регионах — это начало большой реформы

Реформы следственного комитета 2018

Следственный комитет России, похоже, ждут большие перемены Игорь Меркулов © URA.RU

В России началась волна отставок руководителей региональных управлений Следственного комитета России (СКР). В начале апреля Владимир Путин уволил главу свердловского СК Валерия Задорина.

Циркулируют активные слухи об уходе со своего поста руководителя челябинского СКР Дениса Чернятьева. Его тюменский коллега Михаил Богинский, как говорят, тоже «сидит на чемоданах». Также ходят слухи об увольнении Марины Заббаровой, руководителя СУ СКР по Пермскому краю.

Сложили полномочия главы управлений СКР в Белгородской, Псковской, Пензенской областях и в Красноярском крае.

В России назревает реформа следователей, которая коснется СКР, Генпрокуратуры, МВД и ФСБ, утверждает бывший старший следователь по особо важным делам, член президиума Национального антикоррупционного комитета Павел Зайцев. Специально для «URA.RU» он объяснил логику изменений в рядах силовиков.

— Павел Васильевич, после состоявшихся 18 марта президентских выборов страна входит в новый политический цикл. На ваш взгляд, поменяются ли принципиально позиции Следственного комитета?

— Я считаю, что необходима серьезная реформа силовых органов в целом и СКР в частности — надо объединять все следствие в одном подразделении. Началось все с того, что несколько лет назад следователей вывели из состава Генеральной прокуратуры. Тогда же назвали новую структуру Следственным комитетом России.

Однако это неверная формулировка, потому что в СКР собраны вовсе не 100 процентов всех следователей. Подавляющее большинство следователей на самом деле остались работать в других местах — в МВД и ФСБ, например. Почему они не вошли в СКР? Вот именно поэтому в стране назрела необходимость в создании объединенной следственной структуры.

Это главная задача на ближайшее время.

Служащие СКР на местах нередко конфликтуют с сотрудниками МВД

Kremlin.Ru

— Не спровоцирует ли это очередной «передел» власти силовых структур и обострение противостояния, которое мы наблюдаем сегодня?

— Да, надо признать, что противостояние, о котором вы говорите, действительно можно увидеть. Очень часто в судах я сталкиваюсь с тем, что у прокурора — одно мнение, а у следователя из СКР — совсем другое.

Например, следователи МВД с прокуратурой предпочитают не ругаться и, как правило, вырабатывают единую позицию. Чего не скажешь о сотрудниках СКР.

Соответственно между этими двумя ведомствами [Генеральной прокуратурой и СКР], мягко говоря, не все спокойно.

Следователи из СКР, вероятно, думают, что они выше, а следователи из Генпрокуратуры по старинке уверены, что выше и важнее они. Этот конфликт, кстати, требует и реорганизации Генеральной прокуратуры. В частности, ей необходимо придать те полномочия, которыми она обладала до 2007 года — прежде всего, вернуть контроль за ведением уголовных дел. Тогда и неразберихи станет в разы меньше.

Эксперты уверены: в России назрела реформа силовых ведомств

Владимир Андреев © URA.RU

— Павел Васильевич, какое сейчас место у СК в современной силовой иерархии?

— Это достаточно мощная структура, она фактически занимается всеми громкими политическими и экономическими делами. Мощнее по уровню следствия, думаю, нет. МВД, конечно, может поспорить за счет своей численности. Что касается ФСБ, то эта служба уступает [СКР].

Во-первых, их [сотрудников ФСБ] мало, во-вторых, у них колоссальный оперативный опыт, а следственный — минимальный. Это связано со спецификой работы: уголовных дел у ФСБ значительно меньше, и рука не так набита.

Это как сравнить врача, который оперирует раз в месяц, с тем, кто делает по пять операций в день. Вот и вся разница.

— Сейчас в регионах начинаются назначения руководителей местных Следственных комитетов. Очень часто кадровые решения представляются не вполне ясными. По какому принципу принимается решение — кого и куда именно назначить. Существует ли какая-то единая модель, общая логика?

Эксперт сулит Свердловской области больше политических уголовных дел с уходом местного главы СК Валерия Задорина

Александр Ельчищев © URA.RU

— Единого подхода при назначении кадров в регионы нет. К каждому конкретному случаю подходят индивидуально, с учетом специфики территории, личности претендента.

Учитываются, конечно, образование, опыт, компетенции возможного кандидата на пост. Но единой логики назначений нет.

Так, в некоторых случаях важно не допустить конфликта руководителя [территориального управления СКР] с губернатором, с ФСБ, например. А иногда, наоборот, намеренно идут на то, чтобы был конфликт.

Ротация кадров представляется востребованной. Не секрет, что многие сейчас критикуют СКР, в некоторых делах видна какая-то заинтересованность. Для этого и нужна смена части руководящего состава. Причем я не говорю, что людей в обязательном порядке надо отправлять в отставку — их вполне можно переставить на другие должности. Но всем уже очевидно: нужные свежие кадры, свежая кровь.

— А какая сегодня повестка у руководителей региональных управлений СКР?

— Опять же у каждого своя повестка — она зависит от конкретного региона. Например, в Астрахани главное направление работы СКР, так или иначе, связано с добычей природных ресурсов, а в Тюмени — с газом и нефтью.

Слышал, что главе СКР в Свердловской области якобы ставили в упрек то, что он не занимался «политическими» делами.

Новый руководитель, вероятно, теперь будет ими заниматься — наверняка получит соответствующие установки, чтобы подобных упреков больше не было.

Источник: https://ura.news/articles/1036274589

Прокурорам вернут контроль над следователями

Реформы следственного комитета 2018

Генпрокурор России Юрий Чайка предложил вернуть прокуратуре возможность контролировать деятельность Следственного комитета. По его мнению, право прокуроров возбуждать и расследовать дела — в том числе в отношении следователей — поможет снизить число допускаемых ими нарушений.

«Наделение прокуроров отдельными полномочиями кардинально ситуацию не изменит, только полноценный прокурорский надзор за процессуальной деятельностью органов следствия и право прокурора возбуждать и расследовать уголовные дела, в частности, в отношении следователей может сдержать растущий вал допускаемых ими нарушений», — заявил Чайка во время ежегодного доклада в Совете Федерации.

Он отметил, что президент России Владимир Путин ранее поручил усилить надзор за следствием на всех уровнях.

Чайка также раскритиковал работу следственных органов, заявив, что в 2017 году не произошло существенных изменений в работе следователей.

«На фоне снижения нагрузки по направленным в суд делам количество выявленных прокурорами на досудебной стадии нарушений закона выросло до 5,2 млн», — заявил Чайка.

Он добавил, что почти 70% дел в стране рассматривается в упрощенном порядке, который не предполагает ни длительных расследований, ни тем более реабилитации подсудимых. В то же время, отметил Генпрокурор, число оправданных судом следователей возросло на 28%, а общее количество лиц, получивших право на реабилитацию, превысило 13 тыс. человек (+3,6%).

При этом ежегодно увеличивается число дел, сроки расследования по которым превышают 12 месяцев. К концу прошлого года их было около 4,5 тыс., а еще 300 дел в СК расследуются свыше 3 лет.

Инициативу прокуратуры поддержала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она заявила, что вернуть контроль прокуратуры над следствием необходимо уже давно.

По ее словам, эту идею поддерживают все сенаторы, однако ее нужно обсудить в администрации президента со всеми участниками процесса.

«Это позволит существенно повысить эффективность работы следственных органов и всех, кто завязан на уголовно-процессуальный процесс», — сообщила Матвиенко после доклада Чайки.

Глава Совфеда также отметила, что время для данного решения «перезрело» и «надо поактивнее двигаться».

Когда примут реформу, пока неясно

Официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной в разговоре с «Газетой.Ru» заявил, что точные сроки и другие детали возможной реформы пока озвучивать преждевременно. «Не прописана даже самая общая конструкция возможной реформы.

Валентина Матвиенко заявила, что есть определенные наработки в Совфеде, есть данные, которые дала Генпрокуратура, и есть наработки, которые они собирали в других заинтересованных министерствах и ведомствах.

Единой сформированной концепции пока нет, поэтому вычислить время на ее реализацию невозможно», — сообщил Куренной.

Первый зампред Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев считает, что в России существует необходимость восстановить баланс полномочий следователя и прокурора. «Сегодня прокурорского надзора за расследованием преступлений на стадии именно досудебного производства в целом нет. Все надзорные полномочия прокурора переданы начальнику следственных отделов.

Ситуация абсурдная — прокурор заведует центральным процессом в уголовном судопроизводстве, однако до того, как дело поступит к нему с обвинительным заключением, он по сути отстранен от процесса»,

— заявил Валеев «Газете.Ru».

Депутат отметил, что отсутствие контроля в любом ведомстве ни к чему хорошему никогда не приводило. «Восстановление следственных полномочий у прокурора не влечет за собой ни расформирование штатной численности, не переподчинение следователей. Независимость следователя должна оставаться всегда», — сообщил он.

Эрнест Валеев подтвердил, что на данный момент реформа находится на стадии разработки. «У нас генеральный прокурор не обладает правом законодательной инициативы, поэтому предложение Чайки в чистом виде рассматриваться не может», — подытожил он.

Органы прокуратуры являются главной правозащитной организацией нашей страны, считает экс-председатель комиссии по общественной безопасности Общественной палаты и член Президиума организации «Офицеры России» Антон Цветков. «Если рассмотреть различные дела, то можно увидеть, что обвинительный уклон у прокуратуры гораздо меньше — он больше правозащитный.

Прокуроры стоят на стороне защиты прав и интересов граждан. Вспомним ситуацию с сотрудницей детского сада, активисткой Евгенией Чудновец и врачом-гематологом Елены Мисюриной, когда прокуратура добилась их освобождения из СИЗО.

Когда прокуратура принимала решение, кого арестовывать, а кого нет, было меньше арестов, чем сейчас, когда это делается на базе судов», — рассказал Цветков «Газете.Ru».

Конкуренции между СК и прокуратурой не получилось

Источники «Газеты.Ru» еще в конце ноября 2017 года сообщали о том, что органы прокуратуры России ждет реформа после выборов президента России в 2018 году. Об этом тогда заявил собеседник, близкий к руководству надзорного ведомства.

«Вероятно, что после выборов произойдет определенная реформа, в ходе которой прокуратура получит некие полномочия, которых не имеет сейчас.

Это касается, в частности, права возбуждать и прекращать уголовные дела.

Рассмотреть предложения о наделении прокуроров дополнительными правами обещал еще весной нынешнего года Совфед, и не исключено, что после выборов президента они будут приняты», — отметил источник.

Еще один источник «Газеты.Ru», близкий к руководству СК, сообщил, что предположительно реформа будет достаточно глубокой — прокуратуре в том числе могут вернуть следственные функции, которые у ведомства отобрали после создания СК РФ.

«Это вполне реально. Дело в том, что сейчас нет особой разницы, в составе прокуратуры находится следствие или оно выделено в отдельное ведомство.

Той самой «конкуренции» органов, которой добивались при создании комитета, по факту не получилось.

А так дела будут уходить в суд быстрее, будет меньше чиновников, что поможет ускорить расследование уголовных дел, которое сейчас тянется годами», — заявил собеседник.

Следственный комитет работал в структуре Генеральной прокуратуры с 2007 года и только в 2011 оформился в самостоятельное ведомство.Тогда было принято решение лишить следствия Генеральную прокуратуру, чтобы обеспечить независимый надзор прокуроров за ходом следственной работы.

Новому органу передали все следственные функции Генпрокуратуры. Вплоть до настоящего времени только СК России может возбуждать дела в отношении спецсубъектов: судей, адвокатов, депутатов Госдумы, федеральных министров, а также работников других правоохранительных органов, в том числе полицейских, прокуроров и чекистов.

Прокуратура, таким образом, потеряла позицию руководителя процесса, а СК стал единственным следственным органом, который подчиняется напрямую президенту. Расследовать дела о преступлениях, совершенных самими следователями, могут только их непосредственные коллеги по ведомству.

Кроме того, СК ведет расследование по большинству тяжких и особо тяжких преступлений, предусмотренных УК РФ: «убийство», «причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее за собой смерть человека», «похищение человека», «превышение должностных полномочий» и многие другие. Также Следственный комитет — единственный орган, который имеет право возбуждать дела по факту нарушений, допущенных на выборах в органы власти, включая выборы президента РФ.

Спустя шесть лет после введения реформы, уже в конце 2017 года, в СМИ появилась информация о том, что МВД России готовит ряд реформ структуры следственных органов страны. В числе реформ мелькала и идея ликвидации СКР с последующей передачей его полномочий МВД РФ и Генпрокуратуре.

Необходимость реформы тогда связывали с проблемами ведомства — пять сотрудников СКР в разное время были заподозрены в коррупции.

Среди них — бывший начальник следственного управления СКР по Центральному округу Москвы Алексей Крамаренко и начальник Главного следственного управления СКР по Москве Александр Дрыманов. Информация об их причастности к коррупционной сделке появилась зимой 2017 года.

Официальный представитель МВД России Ирина Волк в ноябре 2017 года опровергла сообщения о расформировании ведомства. Она отметила, что министерство не выдвигало инициатив о передаче полномочий СКР другим ведомствам, «и тем более — о его ликвидации». Представитель Следственного комитета Светлана Петренко также опровергла информацию о готовящейся в 2018 году реформе СКР.

Источник: https://www.gazeta.ru/social/2018/04/18/11721385.shtml

В россии сложилась конфискационная ситуация

Реформы следственного комитета 2018

В пятницу на годовой коллегии Следственного комитета РФ (СКР) его председатель Александр Бастрыкин снова предложил возродить институт конфискации как самый эффективный метод противодействия коррупции. А своим подчиненным предложил встречаться с трудовыми коллективами, объясняя, почему их руководители оказались под следствием.

Александр Бастрыкин рассказал, что благодаря реформе, которая проводится в СКР, удалось значительно сократить вспомогательные службы, а за счет освободившихся ставок увеличить количество следователей в центральном аппарате.

Появились вакансии в главном управлении по расследованию особо важных дел, а в главном следственном управлении были созданы специализированные подразделения по расследованию бандитизма, оргпреступности и преступлений прошлых лет.

Последнее направление, отметил господин Бастрыкин, является приоритетным для деятельности комитета, который при своем создании в 2007 году принял от прокуратуры более 200 тыс. нераскрытых дел, 70 тыс. из них уже расследовано.

В этом году, когда закончатся организационно-штатные мероприятия в других подразделениях СКР, численность следователей увеличится на 1,3 тыс. человек, или на 15%.

Почти наполовину был обновлен состав руководителей территориальных и специализированных следственных управлений.

«Преобразования будут продолжены до тех пор, пока мы не выйдем на оптимальное построение всей системы Следственного комитета»,— отметил господин Бастрыкин.

Он рассказал, что в период с 2011 года в суды было направлено более 785 тыс. уголовных дел, расследованных его подчиненными, из которых 70 тыс.— о коррупции.

По последним делам привлечено к уголовной ответственности более 8,5 тыс. человек, обладающих особым правовым статусом. В ходе проверок и следствия государству и потерпевшим от преступлений возмещено более 272 млрд руб.

При этом годовой бюджет самого комитета составляет 35–40 млрд руб.

Возмещение, отметил господин Бастрыкин, было бы еще результативнее, если вернуть институт конфискации.

«Как возмещать ущерб, если нет конфискации?» — задал риторический вопрос господин Бастрыкин, отметив, что деньги уходят за границу, где их отмывают, вкладывая в легальный бизнес.

В качестве примера он привел дело бывшего первого вице-премьера Московской области Алексея Кузнецова, которого после долгих разбирательств в этом году выдали из Франции.

Сейчас экс-чиновнику инкриминируется хищение около 20 млрд руб., большую часть которых он вывел за границу.

Отметим, что некоторое подобие конфискации — взыскание в пользу государства незадекларированного имущества и коррупционных доходов чиновников — сейчас осуществляется прокуратурой, подающей соответствующие иски к фигурантам уголовных дел, находящихся в производстве комитета. Рекордный иск на сумму более 10,5 млрд руб. был заявлен к бывшему главе Серпуховского района Александру Шестуну, активы которого арестовали.

В 2018 году СКР передал в суды более 18 тыс. уголовных дел о преступлениях экономической направленности в отношении 20,7 тыс. обвиняемых. В ходе следствия возмещено более 70 млрд руб. в счет погашения ущерба от подобных преступлений, арестовано имущество на сумму более 38 млрд руб.

При этом господин Бастрыкин подчеркнул, что в соответствии с задачами, поставленными руководством страны, комитет ориентирован не на применение репрессивных методов к предпринимателям, а на возмещение ими ущерба. Он отметил, что после возмещения было прекращено уголовное преследование 500 человек.

А в отношении еще более 2 тыс. обвиняемых материалы направлены в суды для назначения им судебных штрафов вместо уголовного наказания (вдвое больше, чем в 2017 году).

«Такой сбалансированный подход в отношении лиц, преступивших закон, но загладивших причиненный вред, будет применяться и дальше»,— пообещал глава СКР.

Господин Бастрыкин особо отметил, что руководителям следственных органов и следователям при решении вопросов об избрании мер пресечения предписано «комплексно оценивать обстоятельства и тяжесть совершенного деяния, учитывать данные о личностях подследственных, наличии законных оснований для ареста, рассматривать возможность применения более мягких мер пресечения». Под подписками о невыезде, сообщил он, оказались, например, обвиняемые в уклонении от налогов на общею сумму более 6 млрд руб. В 2018 году из 132 тыс. обвиняемых лишь 16% содержались под стражей во время следствия. «Но здесь нужен индивидуальный подход»,— сказал глава СКР. Очевидно, он был применен в последнем громком деле в отношении основателя компании Baring Vostok гражданина США Майкла Калви и его предполагаемых сообщников, которых, несмотря на поручительства весьма влиятельных политиков, бизнесменов и общественных деятелей, арестовали и оставили под стражей.

Среди приоритетных задач, которые предстоит решить следователям в 2019 году, господин Бастрыкин назвал отстаивание социальной справедливости. Причем отстаивать ее сотрудники СКР должны максимально быстро.

А еще он предложил следователям и их руководителям чаще выходить из своих кабинетов к потерпевшим и возродить старую традицию встреч с трудовыми коллективами, где работают подследственные, чтобы в профилактических целях объяснять причины их привлечения к уголовной ответственности.

Николай Сергеев

Министерству внутренних дел (МВД) удалось в прошлом году сохранить контроль над криминогенной обстановкой в стране, снизить количество преступлений и обеспечить общественный порядок при проведении таких важных мероприятий, как чемпионат мира по футболу и выборы президента. При этом раскрываемость преступлений в органах внутренних дел по-прежнему остается невысокой. Об этом говорилось на расширенной коллегии Министерства внутренних дел, подводившей итоги работы за год.

Читать далее

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3899093

Адвокат Миронов
Добавить комментарий